Телепатия на «фабрике рефлексов»

Телепатия на «фабрике рефлексов»

#ezomir

Перечень научных проблем, над решением которых работал академик Владимир Михайлович Бехтерев, представляется бесконечным. Ученый считал, что должен знать о нервной системе все, стремясь объять необъятное. И, конечно, великий невропатолог и психиатр не мог обойти своим вниманием такую волнующую тайну природы, как мысленное внушение, или телепатия.

Феномен Софьи Штаркер

Загадками передачи мысли на расстояние Бехтерев заинтересовался в самом начале прошлого века. Летом 1904 года в восьмом номере журнала «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии» появилась его небольшая статья под названием «Мысленное внушение или фокус». В ней, в частности, шла речь о необычных опытах врача Н.Г. Котика с 14-летней девочкой Софьей Штаркер, выступавшей со своим отцом в одесском балагане.

На первый взгляд, это был давно известный цирковой номер по демонстрации мнемотехники. Зрители давали отцу Софьи разные мелкие предметы, а она, сидя вдали с завязанными глазами, отгадывала, какой предмет предъявлялся в данный момент. Обычно в таких номерах используется для подсказки условный шифр, скрытый в вопросах, интонациях голоса. Но в том-то и загвоздка, что отец Софьи Штаркер не обращался к ней ни с какими вопросами, не подавал никаких реплик. Котик провел с Софьей специальные эксперименты и убедился (как он считал), что дело здесь не в мнемотехнике, а в «чтении мыслей».

Исследования доктора Котика показались Бехтереву заслуживающими внимания. Он вспомнил, как за границей, в Вене, сам наблюдал на эстраде похожую демонстрацию мысленного внушения. «Я не нашел в ней решительно ничего такого, что можно было признать за обман или фокус», - писал Бехтерев в упомянутой статье. У него появилось сильное желание самому взяться за изучение этого, как он считал, «крайне важного и в то же время в высшей степени деликатного вопроса».

Парадоксальная мысль

Увы, факт существования телепатии все еще оставался до конца не подтвержденным. Уверенность Бехтерева в том, что мысленное внушение «ничуть не противоречит основным научным воззрениям» (его слова), сменялась сомнениями. Но если опыты с людьми не привели к «положительному решению вопроса», то нельзя ли разрешить эту задачу с помощью экспериментов на... животных Вот какую, казалось бы, странную, парадоксальную мысль высказал Бехтерев.

Он долго искал случая осуществить свою идею на практике. Случай представился только в 1914 году, незадолго до начала Первой мировой войны.

В тот день Владимир Михайлович был на представлении в цирке «Модерн» на Петроградской стороне. Выступал известный дрессировщик Владимир Леонидович Дуров. На манеж с ним вышел пес по кличке Лорд - собака из породы сенбернаров, которая умела «считать».

Случилось так, что Дуров заметил Бехтерева и в антракте, подойдя к ученому, предложил провести совместные опыты. Оказалось, что Владимир Леонидович тоже вынашивал мысль о телепатических экспериментах с животными.

Предложение было охотно принято. И вот в условленный день Дуров привез к Бехтереву двух собак - Лорда и небольшого бойкого фокстерьера Пикки.

Начали с сенбернара. Собаку усадили на диван. Записав на листке бумаги число, Дуров, отвернувшись от Лорда, начал мысленно внушать ему, сколько раз надо пролаять. Затем громко скомандовал: «Лорд, считай». И сенбернар пролаял ровно столько раз, сколько требовалось согласно заданию. Опыт трижды повторяли, и все три раза он прошел успешно.

Талантливый фокстерьер

После обеда начались опыты с фокстерьером Пикки. Первое задание, предложенное Владимиром Михайловичем, состояло в том, чтобы собака подбежала к обеденному столу и схватила салфетку, лежащую с краю.

Дуров усадил Пикки на стул, взял голову пса обеими руками и начал пристально смотреть ему в глаза. Мысленное внушение продолжалось минут тридцать. После этого Пикки дали свободу. «Маленькая шустрая собачка, - вспоминал Бехтерев, - стремглав бросается к столу, схватывает салфетку зубами и торжественно несет к экспериментатору».

Второе задание, также придуманное Бехтеревым, носило «музыкальный» характер. Согласно ему, от Пикки требовалось вскочить на круглый стульчик перед роялем и ударить лапой по клавишам с правой стороны клавиатуры. И это задание фокстерьер выполнил безошибочно.

Но, пожалуй, самым любопытным и сложным оказался последний опыт. Собака должна была вспрыгнуть на один из стульев, стоявших у стены, затем -перескочить на соседний столик и, став на задние лапы, поцарапать большой портрет, висевший над столом. Бехтерев не мог скрыть своего восхищения, когда фокстерьер и с этим трудным поручением справился прямо-таки блестяще.

К сожалению, на следующий день Дуров должен был покинуть Петербург, гастроли его закончились. Прощаясь, они договорились продолжить опыты. Однако война и революция надолго прервали сотрудничество Бехтерева и Дурова.

Четвероногие телепаты

Они встретились лишь в 1919 году, но уже не в Петрограде, а в Москве, в Зоопсихологической лаборатории Владимира Дурова, «фабрике рефлексов», как он сам ее называл. Сенбернара Лорда Владимир Михайлович в живых уже не застал (славный пес погиб в результате несчастного случая). Зато Пикки по-прежнему оставался в полном здравии. С ним-то и удалось поставить новые опыты по телепатии.

На этот раз Бехтерев решил как можно больше экспериментировать самостоятельно, и даже в отсутствие Дурова. «Собака, - писал Бехтерев, - неуклонно исполняла порученное ей задание».

Об экспериментах мысленного воздействия на животных Владимир Михайлович доложил осенью 1919 года на конференции в основанном им Институте мозга и психической деятельности. К тому времени уже целый отряд сотрудников Бехтерева подключился к исследованиям телепатии. Они выезжали в Москву, в лабораторию Дурова, и по плану, намеченному Бехтеревым, проводили опыты.

Время от времени в Москву наезжал и сам Бехтерев. В начале 20-х годов подопытными собаками ему служили французский бульдог Дэзи и немецкая овчарка Марс. Дэзи, как и покойный Лорд, была талантливым «счетчиком». Марс справлялся с заданиями не менее сложными, чем те, какие удавалось исполнять фокстерьеру Пикки.

Но в чем же состояла процедура мысленного внушения, что чувствовал в этот момент сам внушающий Об этом Владимир Леонидович Дуров говорил так: «Внушая, я смотрю в глаза собаки или, лучше сказать, в глубину ее глаз, дальше глаз. Я мысленно проникаю как бы в самый мозг животного и представляю себе, например, не слово "иди", а нужное двигательное действие».

Камера Фарадея

Бехтерев считал, что в основе мысленного внушения лежит «нервный ток», «лучистая энергия», и разделял взгляды московского инженера Бернарда Бернардовича Кажинского, выдвинувшего электромагнитную гипотезу передачи мысли на расстояние.

Для того чтобы проверить эту гипотезу, в Зоопсихологической лаборатории была построена кабина, обитая листовым железом и покрытая металлической сеткой, так называемая камера Фарадея. Мысленное внушение собаке велось из этой камеры, стенки которой должны были задерживать электромагнитный «нервный ток». В опытах принимал участие и автор гипотезы о «мозговом радио» Б.Б. Кажинский. Экранирующее действие камеры Фарадея было отмечено (при закрытой дверце мысленное внушение на собаку не действовало), но подтвердить гипотезу о «мозговом радио» так и не удалось.

Летом 1920 года Бехтерев снова выступил с докладом по телепатии. Он объявил, что им проведены «успешные опыты на людях с передачей мысли на расстояние». Особенно интересными оказались эксперименты с 18-летней девушкой, отличавшейся необыкновенной впечатлительностью и обостренной зрительной памятью. Почти без труда ей удавалось угадывать, какой предмет задуман индуктором. Результаты были поразительными. Из семнадцати опытов лишь два оказались неудачными. В остальных случаях испытуемая выбирала именно тот предмет, образ которого ей мысленно передавался.

Бехтерев исследованиями был очень увлечен и собирался их продолжать и совершенствовать. Известно, что в 1926 году, за год до своей внезапной и загадочной кончины, Владимир Михайлович приезжал в лабораторию Дурова и ставил там телепатические эксперименты с овчаркой Марсом. А после смерти великого ученого Дуров проводил опыты самостоятельно. Владимир Леонидович умер в 1934 году. После его смерти никто из ученых, ни у нас, ни за границей, на подобные опыты не отважился. Ими интересовались, их изучали, но повторить так и не смогли.