Проклятия фараонов

Проклятия фараонов


О феномене «Проклятия фараонов» всерьез заговорили после череды смертей, которые случились после открытия гробницы Тутанхамона в 1922 году. Вскоре после этого и даже в наше время мистически-загадочная фраза «проклятие фараона» будоражит умы и леденит кровь суеверных обывателей.

История началась с двух надписей, обнаруженных археологом Говардом Картером во время раскопок гробницы. Первая надпись представляла собой неприметную глиняную табличку с краткой иероглифической записью:

«Смерть быстрыми шагами настигает того, кто нарушает покой фараона».

Эту табличку Г. Картер скрыл, чтобы не напугать рабочих, участвующих в раскопках.

Второй текст был обнаружен на амулете, извлеченном из-под бинтов мумии. Он гласил:

«Я тот, кто зовом пустыни обращает в бегство осквернителей могил. Я тот, кто стоит на страже гробницы Тутанхамона».

После обнаружения гробницы последовали события почти невероятные. Проведя вместе с Г. Картером несколько дней в Луксоре, англичанин лорд Карнарвон, меценат экспедиции, потративший почти все свое состояние на исследование Египта, неожиданно возвратился в Каир. Стремительный отъезд походил на панику: лорда заметно тяготило соседство с гробницей. Похоже, не случайно Г. Картер писал:

«Никому не хотелось ломать печати. Едва отворились двери, мы почувствовали себя непрошеными гостями».

Вначале лорд Карнарвон ощутил легкое недомогание, затем подскочила температура, жар сопровождался сильным ознобом. За считанные минуты до кончины у Карнарвона начался бред. Он то и дело называл имя Тутанхамона. В последнее мгновение жизни умирающий лорд сказал, обращаясь к жене:

«Ну вот, все наконец завершилось. Я услышал зов, он влечет меня». Это была его последняя фраза.

Заядлый путешественник, спортсмен, физически крепкий человек, 57-летний лорд Карнарвон умер спустя несколько дней после открытия гробницы. Диагноз врачей звучал совершенно неправдоподобно: «от укуса москита».

Лорд Карнарвон стал первой жертвой фараона, но далеко не последней.

Через несколько месяцев один за другим скончались еще двое участников вскрытия могилы Тутанхамона - Артур Мейс и Джордж Джей-Голд.

Археолога Мейса Г. Картер попросил вскрыть гробницу. Именно Мейс сдвинул последний камень, заслонявший вход в главную камеру. Вскоре после смерти Карнарвона он стал жаловаться на необычайную усталость. Все чаще наступали тяжелейшие приступы слабости и апатии, затем – потеря сознания, которое к нему так и не вернулось. Скончался Мейс в «Континентале», в том самом Каирском отеле, где провел свои последние дни лорд Карнарвон.

Американец Джордж Джей-Голд был старым приятелем Карнарвона, мультимиллионером и страстным любителем археологии. Получив известие о смерти друга, Джей-Голд немедленно отправился в Луксор. Взяв в проводники самого Картера, он тщательно исследовал последнее пристанище Тутанхамона. Все обнаруженные находки побывали в его руках, причем нежданный гость умудрился проделать эту работу всего за один день. К ночи, уже в отеле, его свалил внезапный озноб. Он потерял сознание и к вечеру следующего дня скончался.

Смерть следовала за смертью.Английский промышленник Джоэл Вулф никогда не испытывал влечения к археологии. Но и его неудержимо повлекло за собой открытие века. Нанеся визит Картеру, Д. Вулф просто вымолил у него разрешение осмотреть склеп. Пробыл он там долго. Вернулся домой. И... скоропостижно скончался, не успев ни с кем поделиться своими впечатлениями о поездке. Симптомы оказались уже знакомыми – жар, приступы озноба, беспамятство и полная неизвестность.

Рентгенологу Арчибальд Дуглас Рид доверили разрезать бинты, стягивающие мумию фараона, он же делал и рентгеноскопию. Проделанная им работа заслужила самой высокой оценки специалистов. Но, едва ступив на родную землю, Дуглас Рид не смог подавить накативший приступ рвоты. Мгновенная слабость, головокружение, смерть.

В считанные годы умерло двадцать два человека. Некоторые из них побывали в склепе Тутанхамона, другим довелось исследовать его мумию.

«Страх объял Англию», – писала одна из английских газет после того, как скончался Дуглас Рид. Началась паника. Неделя шла за неделей, а на страницах прессы появлялись имена новых жертв. Гибель настигала известных в те годы археологов и врачей, историков и лингвистов, таких как Фокарт, Ла Флер, Уинлок, Эстори, Каллендер. Каждый умирал в одиночку, но смерть была одинаковой для всех – непостижимой и скоротечной.

В 1929 г. скончалась вдова лорда Карнарвона со странным диагнозом – «от укуса насекомого». В ту же пору ранним утром умер Ричард Бателл – секретарь Говарда Картера, молодой, отличавшийся завидным здоровьем мужчина. Едва весть о смерти Бателла дошла из Каира до Лондона, его отец, лорд Уэстбюри, выбросился с седьмого этажа гостиницы.

В Каире умерли брат лорда Карнарвона и ухаживавшая за ним сиделка. Затаившаяся в доме смерть настигала каждого, кто осмеливался в те дни навестить больного.

Спустя несколько лет в живых остался только Говард Картер. Он умер в 1939 г. в возрасте 66 лет. Вплоть до своей кончины Г. Картер не раз жаловался на приступы слабости, частые головные боли, галлюцинации, имея полный набор симптомов действия яда растительного происхождения. Принято считать, что он избежал «проклятия фараона» потому, что практически не покидал Долину царей с первого дня раскопок. День за днем получал он свою долю отравы, пока, в конце концов, организм не выработал устойчивый иммунитет.

Прошло 35 лет со дня смерти лорда Карнарвона, когда врач госпиталя в Южной Африке Джоффри Дин обнаружил, что симптомы странного недуга весьма напоминают известную медикам «пещерную болезнь». Ее разносят микроскопические грибки. Те, кто первым срывал печать, вдыхали их и заражали других.

Ученый-атомщик профессор Луис Булгарини высказал предположение, что древние египтяне, возможно, использовали для защиты священных захоронений радиоактивные материалы. Он заявил:

«Вполне возможно, что египтяне использовали радиацию для защиты своих святынь. Они могли покрывать ураном полы в гробницах или отделывать могилы радиоактивным камнем».

Безусловно, такая теория требует совсем иного подхода, а потому обратимся к более очевидным аргументам.

Нет сомнения, что египтяне были великими мастерами по части извлечения токсинов из организмов животных и растений. Многие из этих ядов, оказавшись в среде, близкой к условиям их привычного обитания, сохраняют свои смертоносные качества сколь угодно долго – время над ними не властно.

В 1933 г. о «проклятии фараонов» вполне определенно высказался немецкий профессор Георг Штайндорф. После целого ряда доказательств случайных смертей ученый привел решающий аргумент:

«Проклятия фараонов» вообще не существует, оно никогда не было высказано. Его не содержит ни одна надпись. В египетском похоронном ритуале вообще не существует проклятий подобного рода. Он требует лишь выказывать усопшим благоговение и уважение. Стремление же превратить немногие охранительные формулы в заклинания, встречающиеся на некоторых магических фигурах в погребальных камерах, в какие-то «проклятия» нельзя расценивать иначе как прямую фальсификацию, как искажение их смысла. Эти формулы лишь должны отпугнуть врагов бога Осириса, в каком бы обличье этот враг не появился».

Тайна «проклятия фараонов» до сих пор не нашла однозначного объяснения.