Любовь

Любовь


Истинно говорю вам,- так восстает дофамин на кортикостриальных путях своих, все мы смертные рабы его, все во власти его, от кесаря до пахаря, склоняемся в тени простертых крыл, и трепещем в виду гнева его, и взыскуем к благоволению его, ибо кагбе говорит он,- я есмь Закон, и я есмь Свобода, я Воздаяние и я Отмщение.

Кхм. Извините, увлекся. Давайте по порядку.

Любовные переживания это феномен, универсальный для всех человеческих сообществ. Проводился анализ для 166 культур, и прямые аналоги нашей европейской современной «романтической любви» были обнаружены у 147, в 19 случаях нет достоверных подтверждений, потому что антропологам не удалось адаптировать соответствующие опросники и тесты. Отрицательного же ответа не было получено ни одного. Более того, “be in love”,- это даже не уникально человеческий феномен. Случаи персонального влечения часто наблюдаются у всех человекообразных обезьян (про горилл не читал, а вот у орангов и шимпов,- точно есть). Собственно, биологи давно уже говорят,- в человеческой природе нет абсолютно уникальных свойств, это в общем и целом глобальный тренд для всех высших приматов, просто человек оказался самой удачной моделью, у которой эти решения были докручены до логического предела. «Любовь» в том числе.

Окситоцин, вазопрессин и все-все-все
Каким образом происходит любовь Гормоны Про «играй гормон» каждая домохозяйка знает. Действительно, гормональный фон обеспечивает нам сексуальную функцию, тут спору нет. Вопрос лишь в том, какое понимание мы можем извлечь из наших знаний о гормональной регуляции. Тот же тестостерон. Половые стероиды, тестостерон в первую очередь, обеспечивает сексуальную активность, и у мужчин и у женщин. Но речь идет именно об общих условиях. На конкретные особенности и нюансы тестостерон не влияет. Если уровень тестостерона болтается в пределах нормы, он не сказывается заметным образом на сексуальной активности и/или любвеобильности, он обеспечивает только саму возможность такого поведения. Если скажем меня кастрировать, тестостерона у меня не станет, и разумеется я стану безразличен к женскому полу, но когда уровень тестостерона где-то в физиологической норме, им невозможно объяснить, почему один верный женатик, другой одинокий задрот, а третий бабник и гулена,- тестостерон у всех троих будет одинаковый или около того. Где-то в середине 90х идея со стероидными гормонами совсем себя исчерпала и большие надежды возлагались (и по сей день возлагаются) ни окситоцин и вазопрессин. Их наделили громким титулом «гормонов социальности». Вазопрессин и окситоцин родственные пептиды нейрогипофиза, они маленькие, состоят всего из 9 субедениц, и отличаются всего на 1 аминокислоту,- изолейцин у окситоцина и фенилаланин у вазопрессина. На их счет существует множество исследований, они участвуют в образовании социальных связей, в родительской привязанности, во внутригрупповой взаимопомощи и межгрупповой агрессии, в устойчивости супружеских отношений, и прочая прочая. Например, знаменитые эти несчастные луговые полевки (Prairie Vole), которым не повезло быть социальными моногамными грызунами, и теперь все норовят им то окситоцин блокировать, то дофаминэргические ядра пожечь, то еще какое непотребство учудить, и моногамные полевки от этого становятся полигамными, асоциальными и сволочными, как их родственники,- горные полевки. Это очень известные исследования, даже в русском интернете можно найти массу статей.

Кроме того, на ранних стадиях романической влюбленности достоверно растет фактор роста нейронов (NGF). Фактор роста нейронов,- ключевой нейротрофин, участвует в механизмах синаптической пластичности и образовании связей между нейрональными комплексами, важен в процессах научения, важен в формировании социальной иерархии по шкале доминантные/субмиссивные особи. NGF растет на ранних стадиях романической любви, затем возвращается к норме, причем его концентрация коррелирует с интенсивностью любовного переживания и вовлеченностью человека в происходящее. Окситоцин и вазопрессин связаны с влечением и развитием прочных социальных связей. Значительное количество окситоцина выбрасывается во время оргазма (для обоих полов). Кроме того, у женщин концентрация окситоцина повышается во время родов, что частично облегчает этот болезненный процесс (что все равно неприятно, но без окситоцина было бы гораздо хуже). Еще окситоцин повышен во время грудного вскармливания, и создает базис для материнской любви. Вазопрессин важен для мужчин в плане социального поведения, в частности,- агрессии в отношении других мужчин.

Показано, что при сходной концентрации окситоцина в крови, у луговых полевок выше чувствительность рецепторов, чем у горных, особенно в лимбической системе и nucleus accumbens (центральный узел системы вознаграждения) ,а также в латеральной части комплекса миндалин мозга и вентральной части бледного шара (globus pallidus)(играет роль в формировании эмоционально-окрашенного запоминания). Так вот, - когда моногамным луговым полевкам блокировали окситоцин и вазопрессин, они переставали предпочитать своего партнера. Когда полигамной горной полевке форсировали экспрессию V1а- вазопрессинового рецептора, они начинали вести себя подобно луговым полевкам,- образовывали моногамные и устойчивые пары. Что интересно, этот самый V1a рецептор практически не отличается у двух видов, вся разница заключается в его распределении в различных отделах мозга. Оба гормона, - и окситоцин и вазопрессин,- влияют на релиз дофамина в структурах мозга, но несколько отличаются в зависимости от гендера. Так, в формировании моногамных предпочтений вазопрессин более значим для самцов, окситоцин для самок. С повешением уровня окситоцина связывают устойчивую привязанность матери к детенышам (и у грызунов, и у приматов). Кроме того, вне зависимости от пола, эти гормоны оказывают противоположное действие на активность миндалин мозга (amygdala, формирует первичные реакции страха и агрессии). Окситоцин снимает тревожность и уменьшает стресс, вазопрессин усиливает страх, возбуждение, обостряет стрессовое реагирование и значим в процессах аверсивного научения (то есть обучения, основанного на наказании). Различие в эффектах достигается тем, что в миндалинах мозга рецепторы к окситоцину в основном есть у ГАМК-эргических тормозящих нейронов, а к с вазопрессину,- у возбуждающих нейронов центральных ядер амигдалы. Помимо противотревожного и обезболивающего действия, окситоцин поэтически называют «гомоном правды», потому что он способен обострять чувство справедливости (у людей, про мышей не знаю). Кроме того, окситоцин подавляет естественную настороженность и недоверие к чужакам (неофобию), что может быть важно на ранних стадиях романтической любви. В то же время, вазопрессин у самцов обостряет внутривидовую агрессию и конкуренцию с другими самцами (что опять же, может быть важно на ранних стадиях романтической любви). Происходил ли у человека что-то подобное Да, несомненно. Происходит, но именно «что-то подобное».

Гормоны и это базис. Это фундамент, на котором мы строим наши замки из песка и башни слоновой кости. Это общая регуляция. Слишком много мишеней, слишком много регулируемых процессов зависит от гормонов, чтобы привязывать к ним такие сложные, тонкие и пластичные вещи, как поведение человека. Это отбойный молоток, ими можно объяснить саму возможность нашего сексуального, или родительского, или социального повдеения, но невозможно объяснить конкретные проявления. Сводить все к окситоцину, или тестостерону, или к любому другому гормону,- ересь редукционизма и правый уклонизм в нейронауке.

Мне представляется, что все многообразие проявлений нашей психики есть результат совокупной работы самых разнообразных мозговых структур, гормоны лишь обеспечивают общие основы их функционирования. Для понимания ситуации значимым является представление о нейромедиаторных путях головного мозга, в первую очередь,- дофамина и серотонина. Разумеется, ими дело не ограничиватеся, там еще участвует ГАМК, норадреналин, глютамат, катехоламины и прочая. Но эти двое,- замковые камни высшей нервной деятельности. Дороги дофамина начинаются в Ventral Tegmental Area (вентральная область покрышки среднего мозга, далее VTA). Серотонин исходит из Raphe nucleus (ядра области шва среднего мозга). Оба эти центра находятся в стволе мозга, это начало начал всех наших мозговых процессов. Исток. Дно океана. Далее пути эти сложно и разнообразно ветвятся, и вовлекают все интересные нам отделы головного мозга человека.

Дофамин
В упомянутых опытах с луговыми полевками,- похожих результатов добивались и воздействуя только на дофаминовые рецепторы. Окситоцин и вазопрессин не напрямую формируют поведение, но через воздействие на дофаминэргиескую сеть. У человека 5 типов дофаминовых рецепторов плюс куча подтипов. Все они,- активирующие и возбуждающие, но конкретные проявления могут быть совершенно различны. Движняки на кокаине это дофамин. Галлюцинаторно-параноидный синдром у шизофреника это тоже дофамин. Любовь всей жизни это дофамин. И сексуальная расторможенность и неразборчивость- дофамин. То есть это обще-активирующая кнопка в мозгу, на таком уровне приближения это дает какое-то глобальное понимание ситуации, но не особо помогает в разборе конкретных проявлений. Например, у крыс-кокаинистов активация D2-рецепторов обостряло аддиктивное поведение, в то время как D1-глушило. У луговых полевок введение D2-агониста облегчала образование устойчивой пары, причем даже в ситуациях без собственно сексуального контакта; а воздействие на D1-рецептор, наоборот, препятствовало (блин, интересная жизнь у этих нейробиологов,- крыс на кокос подсаживают, хомячкам трахаться не дают,- хочу себе такую работу). D1-рецептор связан с «позитивным опытом» и научением, основанным на положительном подкреплении, а также в нейрональной пластичности; его плотность и активность регулируется. D2-рецептор,- это первичное подкрепление, влечение, установление новых связей, и, в широком смысле,- аддиктивный потенциал; этот рецептор не регулируется. Считается, что у луговых полевок в образовании устойчивой пары задействованы D2-дофаминовые влияния, после чего начинает возрастать экспрессия D1-рецепторов, условно «охранительных», что предупреждает от образования новой пары (чтобы мышка не перевлюбилась, иными словами).

Серотонин
А что с серотонином Серотонин тут особо не участвует, но что есть,- тоже интересно. Серотонин отвечает за фон настроения, память и когнитивные функции. Подавляющее большинство антидепрессантов оказывают эффект через повышение уровня серотонина в межсинаптической передаче. Падение серотонина это большое депрессивное расстройство, это генерализованное тревожное расстройство, это обсессивно-компульсивное расстройство, и т.д. То есть это все очень неприятные состояния, человеку обычно сильно не нравится оставаться без серотонина. Между тем, достоверно показано, что на ранних стадиях романтической любви уровень серотонина падает, причем значительно, и опускается до показателей, характерных для обсессивно-компульсивного расстройства (потом, при устойчивых и длительных отношениях показатели возвращается к норме). Действительно, можно провести множество аналогий между неврозом навязчивостей и любовным переживанием. Тревожность, беспокойство, стресс, эмоциональная неустойчивость, навязчивые мысли,- это все характерно в обеих случаях. Просто при обсессивно-компульсивном расстройстве это субъективно неприятно переживается, а при острой влюбленности все негативные эмоции перешибаются дофаминовым релизом. Кроме того, есть подозрения, что полиморфизм и пластичность 5НТ-2А серотонинового рецептора обеспечивает долговременную привязанность к определенному человеку. Таким образом, на уровне нейромедиаторов мы может делать лишь самые общие характеристики. Познания в рецепторах и нейропептидах как-то проясняют картину, но этого явно недостаточно для описания столь сложного и разнообразного феномена. Следующая степень приближения,- это активность мозговых структур.

Структуры головного мозга..
Читать далее: