БОЛЬШЕ, ЧЕМ АКТЕРСКАЯ ИГРА (ЧАСТЬ 2)

БОЛЬШЕ, ЧЕМ АКТЕРСКАЯ ИГРА (ЧАСТЬ 2)

27931704


Последующие съемочные дни искрились радостью и весельем. Блез много шутил и смеялся. Во время репетиции делился с актерами впечатлениями об экскурсиях по городу и рассказывал забавные истории из жизни своего родного края. Невооруженным взглядом было видно, что он хотел понравиться окружающим, особенно девушке, которая являлась главной героиней фильма.
- Доброе утро, - произнесла Аврора Клеман. Этой юной особе еще предстоит дебютировать в кино и сыграть с Блезом.
- Привет, - восторженно отозвался Пьер.
- Я вижу у тебя приподнятое настроение
- Да, все прекрасно, - быстро отчеканил юноша, но затем все-таки рассказал о волнующих его моментах.
- Вчера я гулял по извилистым улочкам, и увидел, как напротив белоснежного здания остановился автомобиль с открытым верхом. Глаза Пьера заискрились огоньком и эту перемену заметила Аврора.
- Из машины вышла грациозная, стройная девушка в кремовом строгом платье. Волосы ее были покрыты шалью. Пьер выдержал паузу и обвел взглядом своих коллег, и как оказалось они, позабыв о делах, с увлечением слушали его рассказ.
- Ах! Как же она красива, - произнес с восклицанием Пьер. - С каким восхищением смотрели на нее прохожие, когда швейцар услужливо открыл перед ней дверь в фойе отеля.
- Образ этой леди, - продолжил он, - не выходит у меня из памяти.
Начинающая актриса миловидно улыбнулась, а Пьер в изумлении приподнял плечи.
Все тот же киномеханик с раскрытым ртом следил за парнем, но, засмотревшись, наткнулся на операторский кран. Забавный эпизод был встречен всеобщим смехом.
Однако, после команды: «Внимание! Приготовились!» Пьер Блез становился другим. Он входил в образ отрешенно, без эмоций, а в кадре играл страстно, как будто перед камерой провел несколько десятилетий.
По сценарию персонаж, которого играет Пьер, начинает сотрудничать с Гестапо. Он окунается в мир, где одни люди страдают, а другие продолжают жить вульгарной жизнью, как будто война обходит их стороной. Вместе с немецкой полицией Люсьен проводит задержания, посещает праздные застолья и постоянно находится в кругу людей, которым попросту без разницы кто победит в войне, ведь в их представлении деньги решают практически все.
На лужайке, предназначенной для обеденного перерыва и отдыха, расположились Луи Маль, Аврора Клеман и Пьер Блез. Пьер томно откинулся на спинку стула и пил чай. Жмурясь, он смотрел, то на девушку, то на режиссера. Ярко светило солнце, на столе отражалась тень от дерева. Внезапно, в кружку с чаем влетела пчела. Пьер поднес палец и, не торопясь, подтолкнул насекомое к краю. Миллиметр за миллиметром и ему удалось высвободить пчелу, затем он взял ее в ладошку и бережно продул ей крылышки. Раздалось жужжанье, и она улетела. Пьер приподнял голову и увидел удивленные лица режиссера и актрисы.
- В конце концов, Пьер, откуда ты приехал - шутливо произнес Маль.
Парень искренне улыбнулся:
- Сэр, я родился в Муссаке.
- Поведай нам об этом крае, - попросил режиссер.
- В общем-то, нечего и рассказывать.
- И все же
- Это маленький город на северном берегу Тарна. Романская церковь - единственная достопримечательность в нем. Она зачаровывает многих своей необычной архитектурой, - простодушно излагал Пьер.
Ну, так вот, - продолжал он, - историки говорят, что в этих развалинах скрыто видение Апокалипсиса из Откровения Иоанна. Но как по мне, наш город напоминает болото.
Всех приятно забавляла первобытность и открытый нрав дебютанта. Актеры, реквизиторы, ассистенты, все вокруг окончательно убедились в том, что он попросту неотразимый неандерталец, обладающий брутальной харизмой.
Готовясь к последующей сцене, Пьер стоял с застывшим взглядом словно завороженный. Ему полностью удалось абстрагироваться от происходящего и не видеть ничего вокруг.
Тем временем костюмер по имени Коринн обучала актера, исполнявшего роль портного, тонкостям швейного мастерства, акцентируя на том, как же профессионально делать замеры одежды. А декораторы завершали последние штрихи оформления.
Пьер осознал, что готов играть. В следующее мгновение статист объявил о начале очередного дубля. Действие происходило в квартире портного, к которому привел его начальник Жан Бернар для пошива костюма.
Жан Бернар нахально развалился на диване, достал из портсигара сигарету и закурил. Еврей Артур Горн напротив, несмотря на свое шаткое положение, был полон достоинства.
- Молодой человек желает ткань в клетку или фланель Я уже шил вам из такой, - прибавил портной, обратившись к Жан Бернару.
- В клетку ты согласен Люсьен
- Мне все равно! - холодно произнес он. - Но глубоко внутри уже испытал непонятные ему чувства и интуитивно ощутил разницу между этими людьми.
Даже после команды: «Снято!», все стояли неподвижно и не решались что-либо произнести. Никто не ожидал, что Пьер своей игрой покажет еле уловимую перемену настроения и создаст эмоцию, непереводимую на рациональный язык.
Первый, кто вышел из оцепенения был Тонино Делли Колли, которому парень ранее задавал детские вопросы о том, как же работает кинокамера.
Кинооператор загадочно улыбнулся и хлопнул парня по плечу.
- Это то, что нужно, - сказал он.
На верхнем этаже открылись деревянные створки окон, согнав с карниза воркующих голубей. Взмахнув крыльями, птицы упорхнули. Последние грузные капли дождя пробегали по обветшалым крышам и спускались по шумным карнизам. Внизу на мостовой, женщина помогла своей маленькой дочурке сложить лиловый зонтик.
Декоратор Генри Вернь и художница по костюмам Коринн Жорри стояли на углу дома и попивали кофе.
Ты это видела! – воскликнул Генри.
- Да, он восхитительно сыграл и так убедительно, - не менее выразительно произнесла Коринн.
- Мне все равно, - попытался повторить Генри. Коринн рассмеялась.
Своей манерой игры Пьер Блез разрушил устоявшуюся стилизованную театральность, и другим актерам ничего не оставалось, как последовать его примеру и без напыщенности, высокомерия, просто и убедительно играть.
Актер, исполнявший роль еврейского портного, на одном дыхании демонстрировал трагическое выражение лица и постоянно держал бровь приподнятой, а главный герой в ответ ухмылялся.
- Альбер, не стоит верить этим людям, им от вас нужны лишь деньги, - с укором произнес парень.
На что портной исчерпывающе ответил: «Я знаю».
На следующий день вся кинематографическая группа была готова к съемкам раньше, чем обычно. Им оставалось только дождаться начало сумерек. Вряд ли Пьер в этот момент предполагал, что ему придется продолжительное время ходить с опущенной головой, держа на плече автомат, а в руках сумку.
- Все отлично, но давай попробуем еще разок, - сказал Маль после первого дубля этой сцены.
- Хорошо,- ответил Пьер.
Съемки проходили на одной из улиц Ривьеры. Рядом с домами стояли клумбы цветов. Из окон порой выглядывали удивленные жители, но Пьер не реагировал на их эмоциональные приветствия. Он был полностью поглощен ролью.
- Отлично, но я уверен, что у нас получится намного лучше, - повторил режиссер.
Пьер пристально взглянул на него, и после очередных дублей уже не дожидаясь ответа, всегда шел к месту начала сцены. Незаметно прошел час, и Луи Маль восторженно закричал:
- Это кадр, которого я так долго ждал.
Пьер Блез поставил чемодан и приподнял голову вверх, радужно приветствуя людей, которые смотрели на него из окон своих квартир.
Люсьену открыла дверь пожилая женщина по имени Бэла, мать Альбера.
- Это вам, - сказал мальчишка и протянул ей цветы.
Она сверила его взглядом и, как обычно, не сказав ему ни слова, ушла обратно к себе в комнату. Справа от двери стоял комод, на нем стопкой лежали книги и рукописи. Из коридора доносилась игра на пианино. Люсьен, войдя в гостиную, увидел, как еврейская девочка исполняет «Лунную сонату» Бетховена. Рядом с ней расположился ее отец.
- Печальная музыка, не правда ли, - произнес портной.
- Да, - отозвался Люсьен.
- Мне кажется, я всегда ходил в ритме этой музыки.
- Не надо опять папа, - спокойно, но в то же время чувственно вымолвила девушка.
- Франц очень хорошая пианистка, – продолжал портной. - Она должна была учиться в консерватории.
- Прошу тебя, - парировала дочка.
В момент замешательства Люсьен демонстративно подошел к мужчине и вручил ему, принесенный им, букет.
- Я принес вам цветы! - воскликнул он.
Альбер Хорн начал удивленно их рассматривать.
- Месье Хорн, - вновь заговорил Пьер, - я пришел за вашей дочерью.
- Что - резко выпалил портной.
- Жан Бернар и Бетти уезжают завтра, сегодня их прощальный вечер и я хотел пойти туда вместе с Франц, - и посмотрел на девушку.
Под предлогом шантажа ему все-таки удалось добиться своего. Отец Франц выразил недовольство, но позволил дочери отправиться на вечеринку.
Дом выделялся своим изощренным интерьером. Позолоченные канделябры гармонично сочетались с желто-коричневыми обоями. В холе была крутая лестница с необыкновенной резьбой. В гостином зале, на первом этаже, звучала ритмичная музыка. Просторная комната озарялась яркими огнями, а на стенах висели картины и фотографии. Столы были украшены белоснежными скатертями, рядом располагались стулья и удобные диванчики.
Гости в нарядных одеяниях то танцевали, то потягивали с хрустальных фужеров шампанское. Вокруг веяло праздностью, только лишь Люсьен сидел на стуле с непроницаемым видом. Его спутница танцевала с мужчиной. В это время он слушал Жан Бернара, который рассказывал о том, что отправится в Испанию вместо еврейского портного.
- Попрощайся с папашей Горном за меня.
- На счет Испании скажи, что вместо него еду я, - лицемерно произнес Жан Бернар.
- Как меня это огорчает, - добавил он.
Люсьен резко поднялся из-за стола и бесцеремонно увел еврейскую девушку из гостиной.
В следующей сцене Пьеру Блезу и Авроре Клеман довелось сниматься нагими. Действие происходило в маленькой солнечной комнате. Гримеры наносили последние штрихи. Испарина живописно смотрелась на обнаженных телах. Луи Маль вот-вот должен был дать отмашку о начале, но этого не происходило. Он увидел, что молодые люди все еще робели, и умышленно подозвал к себе оператора, гримера, реквизитора и еще пару человек, задействованных в этой сцене. Тем самым, позволив актерам побыть наедине и лучше подготовиться к действию. Чувствуя неловкость момента, Пьер улыбнулся.
- Почему ты так на меня смотришь - спросила Аврора.
- Потому что ты прекрасно выглядишь, - ответил Пьер, пытаясь совладать собой.
Актриса застенчиво поправила волосы.
- Ты, правда, так думаешь
- Конечно, ведь ты самая необычная девушка, которую я когда-либо встречал.
Диалог был прерван, так как Луи Маль объявил о продолжении…
После, Пьер и Аврора гуляли по центру города и любовались местными достопримечательностями. Молодые люди останавливались практически на каждом углу, радуя друг друга улыбками. На пути им встретились маленькие дети: белобрысый мальчишка и темноволосая девочка, сидя на корточках, они увлеченно рисовали разноцветными мелками улыбающееся солнышко. Пьер и Аврора взглянули на это произведение искусства и прошли дальше.
- Расскажи немного о себе – улыбнувшись, сказал Пьер.
- Даже не знаю, с чего и начать, – застенчиво промолвила Аврора.
- Начни с самого начала, - посоветовал мальчишка.
- Я родилась неподалеку от Парижа, в городке Суассон.
- Мой отец, - продолжила она, - умер, когда я была совсем маленькой. И с детских лет мне пришлось зарабатывать на жизнь самостоятельно.
- Чем-то мы с тобой похожи, - прибавил Пьер.
В этот момент Аврора пристально посмотрела на парня.
- Со временем мне все-таки удалось осуществить свою мечту и стать фотомоделью.
- Это неудивительно, будучи такой красивой, – страстно произнес Блез.
На Авроре была просторная белоснежная рубашка с треугольным воротником и приталенные синие джинсы. А на ногах элегантные белые туфли-лодочки.
Аврора изящно улыбнулась.
- А мне нравятся простые и удобные вещи, - сказал Пьер.
- Вообще, мне тоже. Я не люблю разные там побрякушки. И никогда не ношу пестрые одеяния.
- Очень важно для женщины, - продолжала Аврора, - придерживаться простого и лаконичного образа и при этом не терять свою индивидуальность. Мой любимый цвет – белый, он придает мне силы, - и в этот момент Аврора взглянула на свою рубашку.
Но как-то незаметно молодые люди свернули на один из немноголюдных проспектов. Тем временем уже стемнело. Когда они увидели каменную стену и осознали, что зашли в тупик, на смену беззаботной веселости пришло удивление.
Пьер прижал девушку к своей груди, она же ответила ему милой улыбкой и сплела руки вокруг его шеи. Нежность глаз и очарование ее лица в веснушках вызвало у мальчишки трепет. Аврора запрокинула голову, и они закружились в танце. Яркий оранжевый свет фонаря, бликами отражался на их блаженных лицах.
Молодые люди, возвращаясь с прогулки, шагали по лестнице. Они томно переступали ступеньки, устланные бардовым ковром. Настенные бра интимно рассеивали свет. Аврора грациозно прикасалась ладонью к деревянным перилам и умиленно посматривала на Пьера.
- А чем ты хочешь дальше заниматься в своей жизни – поинтересовалась девушка.
- Не знаю, - ответил Пьер, и после паузы продолжил, - я просто делаю то, что мне нравится, и не могу с этим совладать.
Пьер и Аврора были так увлечены общением, что не заметили, как оказались у дверей гостиничного номера.
- Завтра у нас очень ответственный день, - произнесла Аврора.
- И в правду, ведь съемки подходят к завершению, - подтвердил Пьер.
В этот миг им казалось, что время остановилось. Они смотрели друг другу в глаза, упиваясь мгновением. Свет, словно в опере, был сосредоточен вокруг Авроры Клеман и Пьера Блеза.
- Спасибо тебе Пьер за прекрасный вечер, - поблагодарила юная особа.
- Аврора, я никогда не забуду этот удивительный день.
Доброй ночи, - произнесла девушка и нежно поцеловала своего спутника в щечку.
Наступило солнечное утро. У всего съемочного персонала было прекрасное настроение. Все с воодушевлением дожидались, что же скажет режиссер. Как и прежде, Луи Маль был лаконичным в своем наставлении и, с характерной ему утонченностью, известил о начале:
- Сегодня необходимо более тщательно отнестись к деталям. Я уверен, что у нас все получится, - сказал Луи Маль и достал из кармана трубку для табака.
Оператор Тонино Делли Колли характерно усмехнулся. Неугомонный киномеханик сделал серьезное выражение лица, а рядом стоящие Пьер и Аврора переглянулись.
Альберт Горн грезит о спасении своей семьи и отправляется в логово Гестапо с целью уговорить Люсьена ему помочь. Но портного задерживают для допроса. Когда нацистский сотрудник звонит в комендатуру, у Люсьена появляется возможность поговорить с Горном.
- Месье Горн, – вопросительно обратился Люсьен.
- Мы так и не успели поговорить о Франц. Она спала, когда я ушел, - сказал портной.
Альбер Горн был одет в шикарно сложенный костюм и джентльменскую шляпу.
- Я хотел вам сказать месье, - прибавил он, но был прерван, так как с обратной стороны провода послышался голос и Гестаповец возмущенно завопил:
- Алло, только представьте у меня тут в кабинете еврей.
Немцы проводят зачистку города, в которой принимает участие и сам Люсьен. Жизнь еврейской девушки на волоске. Вопреки грозящей опасности он стреляет в сотрудника Гестапо и пытается спасти Франц.
- Я ее не брошу, - вскричала Франц, указав на бабушку.
Люсьен без слов, взял под руки престарелую женщину, помогая ей идти. Во время бегства у Лакомба ломается машина и им ничего не остается, как укрыться в лесу.
Несмотря на запутанную ситуацию, новая жизнь строится в гармонии, вне времени, вне войны. Люсьен охотится на кроликов, птиц и готовит еду.
В один из блаженных дней солнышко играет на их счастливых лицах. Легкий ветерок колышет листву и в этот миг прорезается мелодичный смех. Смех, ранее несвойственный Лакомб Люсьену. А в этот же вечер пожилая женщина впервые заговорит с ним.
- Спокойной ночи бабушка, - сказала Франц и поцеловала ее.
- Гутен нахт, - ответила она.
- Гутен нахт, - с иронией повторил Люсьен.
- Доброй ночи, - с улыбкой на устах откликнулась женщина.
Люсьен Лакомб с серьезным выражением лица лежал на траве. На нем была одета белая в полоску рубашка с подкатанными рукавами. На фоне звучала музыка флейты.
На экране кинотеатра отобразилась информация, что через два месяца Люсьен Лакомб был арестован и расстрелян. Затем в зале включился свет. Начались титры.
- Вот, какова была цена за счастье, - еле слышно произнес Луи Маль, сидя в кресле в маленьком зале, где и проходил предварительный показ киноленты.
Все п